На сегодня лимит загрузки книг исчерпан.

Подробнее вы можете ознакомиться в правилах.

Подписка
Вход

Подписка на Книжный портал Beeline.

Отправьте 1 на короткий номер 9274

Пароль придет в смс.

Введите пароль, присланный на Ваш телефон в результате подписки.

996

770
770
771
772
773
774
775
776
777
778
779

Разведка боем

Описание

Серия «Звездный взвод», книга 16.
Между тем, события на Алане развивались самым неблагоприятным образом. После доклада Маклина руководство страны обвинило Олеся в государственной измене. Байлот тут же спрятал семью землянина в надежном убежище. Однако сразу после заседания Совета посвященные совершили покушение на генерала и убили его. Помощник Аргуса Дарл, согласно плану, запустил в компьютерную сеть специальный вирус, полностью выведший из строя систему идентификационного контроля...

Похожие

«… Мы решили отправиться совсем налегке, даже без проводников и носильщиков. Что бы они подумали, если бы увидели коровий глаз, который руководит экспедицией! На случай встречи с туземцами Вагнер умело замаскировал ящик, в котором помещался мозг, оставив для глаза только небольшое отверстие. Лента, выписывающая телеграммы мозга, была выведена наружу, и по ней мы справлялись, правильно ли мы идем. Ринг не обманул: у него оказалась довольно хорошая зрительная память. И если он не в состоянии был словесно описать дорогу, то теперь был совсем недурным проводником. Возможность видеть знакомые места, очевидно, самому мозгу доставляла удовольствие. Он очень охотно руководил нами. "Прямо… Налево… Еще… Спускайтесь…" …»

Рассказ «Анатомический жених», последнее печатное произведение А. Беляева, был написан в 1940 году. Впоследствии по его мотивам А. Беляев создал сценарий «Когда погаснет свет», к сожалению не доведённый до экрана.

В романе «Ариэль» главный герой приобретает способность летать. Этот чудесный дар едва не делает его орудием шайки преступников.

"Конечно, это не Pitecantropus erectus, остатки костей которого найдены еще тридцать три года тому назад голландским врачом Дюбуа, – питекантропус был ближе к обезьяне, чем к человеку, и вымер уже около миллиона лет тому назад. И это не гейдельбергский человек, живший на заре ледникового периода, – нечто среднее между человеком и обезьяной, наконец, это и не неандертальский человек ледникового периода – тот ниже и приземистее… Скорее всего, он – кроманьонец, прародитель или, вернее, случайно сохранившийся потомок этих прародителей народов Западной Европы. Живой кроманьонец. Что скажут мои коллеги? Что скажет весь ученый мир? Это лучше единорога. Я превзошел самого себя"... Толчком к написанию рассказа послужила заметка в газете «Известия» о первобытном человеке, обнаруженном в Гималаях.

В основе романа – научные перспективы радиоэлектроники и телемеханики. Можно сказать, что автор предугадал многие предметы и явления, ставшие для нас реалиями жизни, такие как стратосферные научные станции, дистанционное управление машинами и механизмами.

Cтуденты-практиканты аэродинамической лаборатории - Евгений Давыдов и Николай Семенов - стремились разрешить задачу о «наилучшем обтекании тела воздухом». Однако при этом каждый действовал на опережение, не желая уступать другому, превратив процесс поиска в некое подобие соревнования. Свои опыты они производили в огромной аэродинамической трубе: "Труба имела широкое входное отверстие, затем несколько суживалась, но опять постепенно расширялась по направлению к выходному отверстию. Там находился огромный вентилятор, закрывавший во время работы почти все отверстие и приводимый в движение мотором. Диаметр трубы равнялся шести метрам в самой узкой части, а длина была равна семидесяти пяти метрам. Внутренняя поверхность трубы была гладко отшлифована, как ствол ружья". Результатом соперничества едва не стал несчастный случай…

Ученый, чтобы решить проблему голода, создает некую сьедобную углеродную субстанцию - искусственную пищу с необходимым для жизни человека набором элементов и называет ее "вечным хлебом", или "тестом", свойство которого - бесконечная способность самовоспроизведения: за сутки он увеличивается в объеме в два раза! Казалось бы, проблема питания решена в мировом масштабе и на многие века вперед, но возникают непредвиденные сложности - производство "хлеба" выходит из под контроля. Это книга об ответственности ученого за свои изобретения, ибо, как известно, благими намерениями устлана дорога в ад...

Герой романа — гениальный инженер-бионик Штирнер, занимаясь наукой под покровительством банкира Карла Готлиба, изобретает аппарат для передачи мысли на расстояние, но не просто передачи, а зомбирования, гипноза и подавления личности… За подобным научным открытием скрываются своекорыстные интересы, суть которых - его непомерные амбиции, а цель - стать властелином мира, внушить любовь и уважение, подчинить всех и всякого свой воле, диктовать свои условия миру... «Властелин мира» — роман о проблемах телепатии, власти человека над миром и над самим собой, в нем автор подчеркивает, что наука не должна служить орудием злой воли.

Это история о том, как энтузиаст-воздухоплавотель Сузи смог заинтересовать профессора-аэролога Власова исследовать при помощи дирижабля воздушные потоки, в связи с чем они создают первый дирижабль «Альфа», предназначенный для полетов в стратосфере. Пятеро смельчако поставили целью отыскать воздушные течения, с помощью которых можно было бы транспортировать грузы по всему Советскому Союзу - с севера на юг и обратно.

"Ножин был занят, он только кивнул головой и улыбнулся. Он сидел перед небольшой картой СССР, расположенной на несколько наклонной по направлению к нему доске. На этой карте на месте точек имелись кнопки. Внизу карты перед Ножиным шла беспрерывная лента, на которой, в строго хронологическом порядке поступления, шли номера-заказы. Ножин смотрел заказ, перекручивал кнопку "на срок дождевания", как объяснил Лэйт, и нажимал ее. И где-то за тысячи и, может быть, даже десятки тысяч километров начинал идти дождь." Научно-фантастический рассказ об управлении климатом с помощью искусственного «дождевания» и результатах вмешивания в дела природы человека.

Ставя свои дерзкие эксперименты, профессор Доуэль и не предполагал, что однажды в роли подопытного животного окажется он сам, а его бывший ученик получит в полную собственность голову своего учителя, чтобы безнаказанно распоряжаться его гениальными мыслями.

«… – А притяжение Земли? Как вы сами не провалитесь сквозь землю? Вагнер засмеялся. – И вы о том же? Они, мои преследователи, думают, что я должен иметь особые изоляторы на подошвах, чтобы не провалиться сквозь землю. Только сейчас, перед тем как мне укрыться у вас, они сделали нападение на меня, вернее – на мои ноги. Они хватали меня за подошвы у земли. Но я вошел по колени в землю. С таким же успехом я мог бы войти по голову, и тогда они увидали бы одну голову, двигающуюся по земле. Но у меня нет никаких «подошв». Они ошиблись. Законы тяжести не существуют для меня. И я благополучно ушел от них. …»

"Мне вспоминается прошедший новый год, который я встречал на Гринвичской обсерватории. Ровно в двенадцать часов ночи по гринвичскому времени я поздравил с новым годом по радио моего друга, японского физика. Он, конечно, ответил мне, что я опоздал на несколько часов поздравить его, что у них в Японии новый год наступил уже десять часов тому назад. Тогда я обратился с тем же поздравлением к моему второму другу, живущему на западном берегу Канады. Мой друг ответил мне в ту же минуту, что я слишком рано поздравляю его с новым годом, так как у них еще только час дня тридцать первого декабря старого года. Теперь представьте себе, что я со скоростью радиолуча перелетел бы к своим друзьям. Если бы я полетел в Японию, то ясно, что я потерял бы десять часов жизни в новом году, так как там было бы уже десять часов утра нового года, в то время как из Гринвича я вылетел ровно в полночь. Наоборот, летя на запад и делая остановки у моих многочисленных друзей, я мог бы много раз встречать новый год вплоть до западного берега. Таким образом, летя на запад, я все время выигрывал бы во времени, а следовательно, и в продолжительности жизни".

«В Судетах с юга на север тянутся кристаллические Регорнские горы с широкими закругленными верхами, поросшими хвойным лесом. Среди этих гор, находящихся почти в центре Европы, есть такие глухие уголки, куда не доносятся даже раскаты грома мировых событий. Как величественные колонны готического храма, поднимаются к темным зеленым сводам стволы сосен. Их кроны так густы, что даже в яркий летний день в этих горных лесах стоит зеленый полумрак, только кое-где пробиваемый узким золотистым лучом солнца…»

«Сбежала одна река в Казахстане. Надо вам сказать, что эти азиатские реки шалые. Прямо, можно сказать, сумасшедшие. Где вчера была мель, сегодня на том месте омут. Текла река вправо, глядишь – повернула влево. В один день метров двадцать берега отгрызёт вместе с кишлаками. Шалит, одним словом. Есть и такие реки: невесть откуда начинается и невесть где пропадает. Не то высыхает, не то в песок зарывается, от солнца прячется, – и течёт себе под песком никому неведомая. А люди по пескам ходят и умирают от жажды. За этими реками никакие карты не угонятся. На карте – одно, а на деле совсем другое. Хоть каждый день карту перечерчивай…»

Повесть популяризирует идеи К.Э. Циолковского и богата не только научными знаниями по астрономии, аэродинамике, физике, археологии, истории, превращаясь в увлекательное сопровождение школьных учебников, но и шедеврами «космической живописи» и инопланетных пейзажей, признанным мастером которых был Беляев.

На страну надвигается пустыня... Сухие и жаркие ветра уничтожают урожай, убивают всё живое... Но есть человек, который верит, что человечество не обречено, засуха не вечна - ее можно победить. "Его фамилия Михеев. Он изобретатель. Его специальность – борьба с пустыней, со страшной пустыней, надвигающейся на Советский Союз".

«Голубое небо прозрачно, как хрустальные воды горного озера. Высоко-высоко журавлиной стаей летят легкие перистые облака. Под облаками парит орел, распластав свои огромные крылья. Он делает медленные круги и смотрит вниз. Под ним расстилаются горы с белыми шапками снега, темная зелень лесов, горные озера, похожие на куски разбитого зеркала, белое кружево водопадов, серебряные ленты речек. Но не эта знакомая картина интересует орла. Его зоркие глаза прикованы к большому белому камню, что лежит у реки, на мшистом склоне холма. На камне сидит человек, а около него вертится черный как смоль живой комочек. Он, должно быть, очень жирный, этот комочек! Хорошо бы упасть камнем и, схватив черный комочек, отнести в гнездо, на вершину горной сосны, своим голодным детенышам… Но человек мешает… Зачем он пришел сюда, в это пустынное место? Что ему надо?..»

"Сторож медленно шел по дорожке сада мимо здания буфета. Вдруг он остановился и повернул голову. Он услышал фырканье оленя, стук копыт… Огромный марал вырвался из своего загона и, прыгая через клумбы и изгороди, мчался по направлению к большому пруду. А следом за ним, не отставая ни на шаг, бежал какой-то коренастый человек в спортивных трусиках". Но было ли это существо человеком?..

«… – Весь вопрос в том, чтобы удачно прыгнуть на четвереньки. Блохе прыгать легче, у нее шесть ног, – сказал Вагнер. – А ну, гоп! Уже по тому, как он падал – головою вниз, я угадал, что прыжок снова будет неудачным. И действительно, первый удар – всею тяжестью тела – пришелся на руки. Вагнера подбросило вверх и назад. Описав дугу, он исчез за забором. Я нашел незадачливого изобретателя на куче лошадиного навоза. Вагнер лежал на спине и копошился, как жук, который тщетно пытался перевернуться на ноги. К моему удивлению, лицо Вагнера сияло от удовольствия. – Пружины-то, пружины каковы, а? Как подбросило! На этот раз будет толк. …»

Киносценарий, повествующий о последствиях необдуманного эксперимента.

«Нина Никитина вошла в большой прохладный вестибюль. На его пороге кончалась власть климата, времен года и суток. Бушевала ли над Ленинградом зимняя вьюга, или беспощадно палило июльское солнце, в новом здании Института экспериментальной медицины был свой постоянный климат с твердо установленной температурой и влажностью. После уличного зноя начисто отфильтрованный воздух освежал, как морской бриз…»

«… Если вы думаете, что раком быть легко, то глубоко ошибаетесь. Мне пришлось превратиться в рака не более как на час, и этот час оставил самые тягостные воспоминания. Только, пожалуйста, не спрашивайте, как это могло произойти, иначе поставите меня в очень затруднительное положение. …»

«… Мореля охватывал ужас. Еще несколько шагов – и он упадет от усталости, страшный паук прыгнет на него и начнет кусать поверженного врага твердыми, как железо, черными челюстями… Морель оглянулся и увидел, что паук на бегу делает огромные прыжки, пытаясь вспрыгнуть ему на ногу. Столкновение было неизбежно. Морель повернулся и попытался ударить паука сачком. Сетка сачка еще не прикоснулась к пауку, как он уже вскочил на нее и, как электрическая искра, пробежал по палке. Морель отбросил от себя палку в тот момент, когда косматая нога паука коснулась его руки. Теперь Морель выиграл несколько шагов, но положение его было по-прежнему безнадежным. …»